nathalie_zh (nathalie_zh) wrote,
nathalie_zh
nathalie_zh

Categories:

Про Эйфелеву башню и не только...

В 1884 году, при Третьей республике, французское правительство решило организовать Всемирную выставку и для этого воздвигнуть невиданный доселе монумент. Сотрудники Эйфеля Морис Кехлин и Эмиль Нугье, а так же архитектор Стефан Совестр, придумали металлическую башню высотой 300 метров. Эйфель заинтересовался проектом, переработал его и выиграл организованный в 1886 году государственный конкурс. Строительство началось в начале 1887 года, несмотря на громкие протесты многочисленных знаменитостей среди которых Верлен, Ги де Мопассан, Шарль Гуно... Открытие башни состоялось в марте 1889. Сейчас башня одна из самых посещаемых достопримечательностей Парижа.

Виды с башни Монпарнас на Париж

На этом коротенький рассказ об Эйфелевой башне можно было бы закончить, поскольку более полную информацию о ней найти не составит сегодня большого труда, однако Эйфелева башня в современной России почему-то стала служить неким оправданием высотного строительства, разрушающего облик исторических городов, поэтому хочется добавить еще несколько слов.



В Петербурге с 2006 года идут «бои неместного значения» по поводу планов возведения 400-метровой башни «Охта-Центра». Наблюдая за тем, как развиваются события, нельзя не заметить одну странную деталь. При том, что сторонниками этого строительства до сих пор не приведено ни одного мало-мальски грамотного обоснования жизненной необходимости возведения такого небоскреба в ДАННОМ КОНКРЕТНОМ месте, пример Эйфелевой башни, в начале принятой в штыки, а потом ставшей символом Парижа, приводится с завидным постоянством. И, вроде, кажется, ну что тут возразить? Однако возразить можно и нужно, потому что сравнение башни «Охта-центра» с творением Эйфеля – несостоятельно изначально, несмотря на кажущееся сходство, имея ввиду высоту последней.

Сравнивать их нельзя, во-первых, потому что Охта-центра является ЗДАНИЕМ, а Эйфелева башня - ТЕХНИЧЕСКИМ СООРУЖЕНИЕМ.
Во-вторых, нужно помнить, что Эйфелева башня возводилась изначально как ВРЕМЕННОЕ сооружение всего лишь на 20 лет, по истечению которых она должна была быть разобрана. И не разобрали её вовсе не потому, что башню приняли и полюбили, а потому что к 1909 году (году, когда она должна была исчезнуть из панорамы Парижа) она уже довольно активно использовалась военным ведомством (радиотелеграфия, радиоперехваты).
В-третьих, нельзя сравнивать и причины протеста. Если противников Эйфелевой башни возмущала прежде всего эстетическая сторона вопроса, т.е. что этот железный монстр разрушит архитектурную гармонию Парижа, то в Питере люди выступают не столько против 400-метровой башни как таковой, сколько против ее возведения в данном конкретном месте, где по закону не может быть построено здание выше 100 метров. То есть здесь речь идет, прежде всего, о НАРУШЕНИИ ЗАКОНОВ, следствием которого будут в том числе и проблемы эстетического характера, такие как уничтожение пространственно-видовых панорам Петербурга. Ведь стройся башня Охта-центра в каком-нибудь месте, где нет ограничений по высоте, то такого мощного резонанса не было бы. В этом коренное различие протестов.

Но если башню Охта-центра нельзя сравнивать с Эйфелевой башней, то с чем же ее можно сравнить? Конечно, подобное нужно сравнивать с подобным. То есть небоскреб нужно сравнивать с небоскребом. И если уж мы любим приводить в пример Париж, то тут уместнее вспомнить башню Монпарнас, которая с крупным скандалом, но все же поднялась над городом в 1973 году на высоту 210 метров недалеко от древнего Латинского квартала.

Виды с башни Монпарнас на Париж

Тогда она тоже преподносилась как нечто необходимое Парижу и так же сравнивалась с Эйфелевой башней, претендуя на статус символа новой эпохи. Символом Парижа этот небоскреб так и не стал, а панорамы города разрушил. Сегодня Тур Монпарнас представляет собой самый заурядный небоскреб, выбивающийся из облика Парижа как черный гнилой зуб-переросток. В добавок ко всему в городе много лет существует движение, которое собирает по всему миру деньги с целью выкупа этой башни для дальнейшего ее сноса. Почему же этот пример никто не приводит в споре об уместности строительства башни Охта-центра в Петербурге?

Однако, тему Парижа и высотного строительства можно продолжить и дальше, поскольку здесь существует район Дефанс, где как раз и находят свое воплощение суперсовременные архитектурные проекты.

Район Дефанс в Париже

Район Дефанс в Париже

Район Дефанс в Париже

К слову сказать, этот район удален от Парижа на более чем почтительное расстояние: от границы Парижа – 3 км, от Триумфальной арки – 4 км, от Собора парижской Богоматери, который является точкой отсчета расстояний по всей Франции - 8 км. Земля в Париже, конечно, дорогая и в центре города всегда строить более выгодно, но для парижан оказалось еще выгоднее сохранять исторический облик своего города. Башни Монпарнас хватило. Почему же об этом не говорят радетели башни Охта-центра? Хотя оно и понятно. Оба этих примера как раз говорят о том, что 400-метровому небоскребы не место в центре Петербурга.

А что же касается Эйфелевой башни, то она до сих пор впечатляет высотой и ажурной легкостью конструкции. Построенная 120 лет тому назад, причем безо всяких компьютерных программ, она все еще остается исключительным в своем роде инженерным сооружением. При суммарном весе всех элементов и механизмов башни, который составляет 10 тысяч тонн, давление на землю она оказывает точно такое же, как и сидящий на стуле человек. Так что она ОДНА такая на ВЕСЬ мир, чего не скажешь о небоскребах.

Поэтому пусть она стоит себе спокойно и не нужно оправдывать её существованием те беззакония, которые творятся в нашей стране при современной застройке исторических городов.

Tags: Газоскрёб, Мысли вслух, Париж, Петербург, Проблема
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments