nathalie_zh (nathalie_zh) wrote,
nathalie_zh
nathalie_zh

Categories:

Псков. Легенды Гремячей башни

Наверное, теперь, после того как я немного рассказала о Гремячей горе в Пскове, самое время рассказать о тех легендах, которые сопровождают стоящую на ней Гремячую башню. Текст легенд я возьму из книги Юрия Степанова "Легенды и предания Псковщины". Читая их, лишний раз можно убедиться, что Гремячая гора - место все-таки необыкновенное и загадочное, раз в веках остались истории, пытающиеся хоть как-то объяснить почему у нее такое название.

Гремячая башня

Итак, легенда первая - героическая.

ТЕНЬ КНЯЗЯ.

Когда-то, давным-давно, псковичи не только сеяли хлеб, занимались ремеслом и торговлей, строили дома и храмы, растили детей. Едва ли не постоянно, с мечом в руках, приходилось отражать им набеги рыцарских и прочих орд, вбивших себе в головы несбыточную мысль завладеть свободолюбивым народом.

Так было и в тот раз: словно стая коршунов, налетели на древний град злые, беспощадные тевтоны. Только выбрали, поганые, удобную для себя минуту. Застав псковичей врасплох, тевтоны в короткой, но жестокой схватке овладели городом, перебив немногочисленную дружину, а израненного, теряющего сознание псковского Князя схватили, заковали в тяжелые цепи и привели к самому магистру Тевтонского ордена. Надеялись, убогие, что преклонит колена гордый Князь, признает свое поражение и запросит о пощаде.

Но только не добился, как ни старались палачи-подручные, разъяренный магистр от Князя; ни просьбы о пощаде, ни рабской покорности; даже стона его не услышали.

Приказал тогда магистр своим псам-рыцарям выстроить на крутом берегу реки, там, где воды Псковы разбиваются о серый каменистый выступ, высокую-превысокую башню и заточить в нее мужественного пленника, чтобы тот постоянно видел и слышал с высоты темницы муки и страдания своего народа.

Уж год прошел, и даже больше, а псковичи все терпели издевательства, изнывали от тяжкого ярма орденских поработителей, и все чаще с надеждой обращали взоры к неприступной тюрьме, где томился закованный в железо, но не сломленный Князь. Каждый стон, каждая обида, нанесенная его народу, доносилась до сердца Князя сквозь толщу каменных стен, жгучей болью отдаваясь в изболевшейся душе. И поднимался он тогда с холодного каменного пола, подходил, гремя тяжкими оковами, к узкому проему окна-бойницы и обращался к псковичам с призывом восстать против ненавистных захватчиков, не щадить жизней ради обретения долгожданной свободы.

Призывы Князя подслушали тевтонские стражники и донесли об этом своему начальнику. Рассердился тот и испугался одновременно и в паническом страхе перед восстанием приказал тайно умертвить непокорного Князя.

Но ничто уже не могло остановить бурной волны народного гнева. Каждый, кто только мог держать в руках оружие, бросился на заклятых врагов; не было под рукой оружия - голыми руками терзали закованных в броню тевтонцев. Долго, яростно, молча бились псковичи с врагами целый день, не остановились и темной ночью. И уже чуть было не взяли тевтоны верх над восставшими.

Но тут произошло чудо. Ослепительная молния разрезала напополам ночное черное небо, и не успели стихнуть последние раскаты оглушительного грома, как на стене, на самом верху башни, появилась тень Князя. Смертельный ужас объял тевтонов, а ободренные псковичи с удвоенной силой бросились на врага, разбили его наголову и изгнали далеко за пределы псковской земли.

Правда, много и псковичей полегло в той страшной битве. Всех их с почестями похоронили на каменистом речном выступе, возле стен построенной башни-темницы. Вспомнили псковичи и своего верного Князя и хотели найти его тело, чтобы предать земле. Но пусто было в башне, только тяжелые, поржавевшие цепи змеями распластались на каменном полу.

С тех пор слава великая о Князе стала передаваться из поколения в поколение, дошла и до наших дней. Только не всякий о том знает. Но зато каждый год, в ночь смерти народного героя, доносится из башни тихий и печальный звон. Многие утверждают, что самолично слыхали его. А башню оттого и стали называть в народе Гремячей.


Гремячая башня

Легенда вторая - жутковатая и очень печальная...

ЗАКОЛДОВАННАЯ КНЯЖНА

С незапамятных времен в тайном, спрятанном глубоко под землей склепе Гремячей башни, за двумя тяжелыми железными дверями стоит гроб, установленный на крытом черным бархатом постаменте. В гробу лежит совсем юная красавица, княжеская дочь. Красавицу ту будто бы в свое время прокляла родная мать, за что - неизвестно: то ли ослушалась родительского наказа, то ли по другой какой причине. Только лежит она теперь без движения в золоченом саркофаге в самом расцвете девичьих сил, с открытыми глазами и ярким румянцем на щеках, не в силах вымолвить ни звука.

Все пространство зловещего и вместительного склепа занимают бочки с золотом, вплотную подступившие к гробу, а вход в башню и склеп стережет нечистая сила.

Однако есть средство расколдовать злые чары, наложенные на княжну. Для этого надо, чтобы отыскался добрый молодец, который смог бы 12 дней и ночей кряду отчитать без отдыха псалтырь над изголовьем девушки. Злые чары тогда рассеются, нечистая сила отступится, и тому молодцу достанется красавица в жены вместе со всем золотом склепа.

Многие горячие молодые головы в попытке разбогатеть пытались выполнить условия заклятья, но едва приближались ночной порой к заветному месту, как такой жуткий страх закрадывался в душу, что навсегда пропадала охота и к золоту, и к красавице, - своя жизнь дороже!

И все же однажды выискался такой отчаянный смельчак. Ровно в полночь подошел он к башне. С грохотом упали перед храбрецом замки и цепи, со страшным скрежетом отворились железные двери, открывая юноше путь к таинственной усыпальнице. По сырым, заплесневелым ступенькам, обдаваемый замогильным холодом, спустился молодец в склеп и замер пораженный.

Прямо на него был устремлен молящий взор прекрасных очей молодой княжны-красавицы, лежащей в золоченом гробу. Боль, отчаяние, надежда смешались в ее молчаливом взгляде, и заробевший было юноша, покоряясь ему, достал из кармана заранее припасенный псалтырь и стал по нему читать.

Как только начал юноша читать, страшные видения стали осаждать его со всех сторон. Вся нечисть, что находилась в башне, словно сговорилась между собой в изощренных попытках вселить ужас в душу читающего, показывая всю гнусность, мерзость и отвратность своей сатанинской натуры. А молодец крепился изо всех сил, старался не смотреть по сторонам, чтобы не видеть всей этой гадости, и все читал, читал, читал... Шесть дней и ночей отчитал, а когда пошли седьмые сутки, не выдержал и задремал. В ту же минуту ликующая нечисть со злобным воем набросилась на юношу и выбросила вон из башни. Только и успел он заметить скорбно-безутешный взгляд красавицы княжны.

Нашли его ранним утром возле самого края обрыва без чувств. Двое суток после своего неудачного похода юноша не мог вымолвить ни слова. Да и оправившись, не прожил долго и вскоре умер.

А красавица княжеская дочь так и осталась в мрачном подземелье и поныне лежит там, окруженная золотом и нечистой силой, в надежде, что сыщется однажды юноша и сумеет освободить ее от злых чар. Вот этот-то звон золотых монет и слышат иногда в полночь некоторые псковичи.


Псков. Гремячая башня (сентябрь 2006)

Существует еще и третья легенда, о случае с мастеровым. Только в ней башня упоминается вскользь, в самом конце повествования. Но тоже в связи с действиями нечистой силы. Поэтому  история третья - поучительная.

СЛУЧАЙ С МАСТЕРОВЫМ.

На окраине бывшего старого города, на Мишариной горке, стоит церковь Иоанна Богослова. Построена церковь была давно, никто и не помнит когда, а вот престольный праздник исправно отмечали каждый год. В один из таких праздников и приключилась однажды с неким мастеровым история, ставшая позднее предметом частых пересудов.

Жил да был в Пскове мастеровой, запамятовали, как его звали. Так вот, каждый год гостил наш мастеровой в день апостола Иоанна Богослова у своих родственников, что жили на Мишариной горке. Дело привычное и по тем временам даже несколько обязательное. Так тянулось из года в год, может, и сейчас продолжалось бы, да положил конец гостеванью мастерового случай. Вот какой.

Тот год ничем не отличался от остальных, и начало праздника не предвещало ничего плохого. Отгостил мастеровой день и, что греха таить, подпил малость по случаю праздника и приятной компании. Но на ногах стоял крепко и облика человеческого не терял - знал меру. Ну, а раз подпил, то и припозднился.

В гостях хорошо, но пора и честь знать, надо идти домой в город, а дело-то уже к ночи было. Идет наш мастеровой потихоньку, настроение - лучше некуда, погода - и того краше: тихая майская ночь, соловьи насвистывают, и наш мастеровой негромко напевает какую-то песню незатейливую. Вдруг смотрит, навстречу двое знакомых вышагивают, должно быть, тоже из гостей идут.

- А-а, земляк! Здорово! - радостно захлопали они его по спине.
- Здоровы будете, земляки! - ответствует мастеровой.
- Куда путь-дорогу держишь?
- Да вот, домой пробираюсь. Отгостевал малость.
- Успеешь еще дома побывать. Зайдем-ка, брат, да выпьем с нами еще за компанию, - предложили земляки мастеровому.
- Отчего не зайти, зайдем, - соглашается мастеровой, - не знаю вот только куда.
- Это уже наша забота, - говорят земляки и берут мастерового под руки.

Идут и заходят в какой-то кабак, оказавшийся неподалеку. Мастеровой и ведать не ведал, что есть такой. Открывают дверь, проходят, садятся за стол. На столе появилось вино, закуска. Разлили вино по рюмкам. Земляки сами пьют и мастерового угощают:
- Да ты пей, брат, не стесняйся.

А того долго упрашивать не надо. Скинул картуз с головы, положил на лавку, пригладил волосы. Одной рукой за рюмку взялся, а другой машинально, по привычке, перекрестился по провославному обычаю. Не успел мастеровой персты от груди отнять, как все разом исчезло с его глаз: и стол, и вино, и земляки, а сам он очутился - ни за что не - поверите - на самом верху Гремячей башни. Без картуза и с обглоданной костью в руках. У бедного мастерового от страха волосы на голове дыбом поднялись и хмель мгновенно улетучился, как и не пил вовсе. Дошло до него, что земляки бесовским отродьем оказались, принявшим облик его знакомых. Только крестное знамение и спасло его от худшего...

Сняли мастерового с башни только утром, когда люди на работу пошли да его наверху заглядели.

С той поры наш мастеровой навсегда заказал себе ходить в гости на Мишарину горку в день Иоанна Богослова. А ежели кто из любопытства попросит рассказать его о забавном приключении, сердито хмурится и переводит разговор на другое.


Осень на Гремячей горе

Вот такие существуют в Пскове легенды, связанные с суровой и загадочной Гремячей башней.
Tags: Гремячая гора, Легенды и мифы, Псков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments